www.armsport-rus.ru

Александр Жуков: работаем над перезапуском нашей национальной системы, чтобы она могла послужить образцом новой универсальной антидопинговой модели

 

"Уважаемые коллеги!

 

В последнее время мы постоянно сталкиваемся с обвинениями в адрес российских государственных структур, которые, якобы, поддерживают употребление допинга спортсменами и создали для этого некую систему. Поэтому, прежде всего я бы хотел подробнее остановиться на этой теме.

 

Борьба с допингом по принципу «нулевой терпимости» всегда была, остается и будет одним из  ключевых направлений нашей государственной политики. Мы об этом неоднократно заявляли. Это принципиальная позиция. Никакой государственной программы поддержки допинга в спорте в России не существует и никогда не существовало. И мы не просто декларируем здесь открытость и стремление к сотрудничеству с международными структурами. Россия выполняет все требования Международной конвенции ЮНЕСКО «О борьбе с допингом в спорте», и мы делаем вполне конкретные шаги.

 

С 2009 года Россия является основным донором и председателем Фонда ЮНЕСКО по искоренению допинга, финансирующего программы борьбы с допингом по всему миру. Общая сумма взносов России в указанный фонд составляет 2 550 000 евро. Российские представители входят во все рабочие органы Совета Европы, отвечающие за формирование антидопинговой политики. С мая 2016 года по инициативе Совета Европы реализуется совместно разработанный план по дальнейшему усовершенствованию государственной антидопинговой политики.

 

Мы на уровне федеральных законов ужесточаем наказание за применение, распространение и склонение к использованию допинга. Буквально на днях приняты поправки в законодательство, введена уголовная ответственность для тренеров, врачей и специалистов за склонение к употреблению допинга.

 

Вместе с этим мы признаем и видим, что проблемы с допингом в России существуют. У нас большое количество случаев с употреблением запрещенных препаратов в легкой и тяжелой атлетике, например. Объективного расследования требуют и многочисленные обвинения, выдвинутые в докладе профессора Макларена.

 

Несмотря на сложную ситуацию, ОКР всегда делал все возможное для полноценного взаимодействия и сотрудничества со всеми международными спортивными структурами. Спортсмены, причастные к допинг-скандалам были дисквалифицированы, тренеры отстранены.

 

Вы знаете, что мы прошли через очень непростой период подготовки к Олимпийским играм в Рио-де-Жанейро, который сопровождался совершенно неоправданным, с нашей точки зрения, недопуском целого ряда спортсменов, и попытками, инициированными ВАДА и антидопинговыми агентствами ряда стран, отстранить от участия всю Олимпийскую команду России, игнорируя законные права чистых и честных атлетов.

 

В легкой атлетике ситуация дошла до абсурда. Созданный ОКР Координационный Комитет выполнил необходимую работу практически по всем критериям. Однако затем были выдвинуты априори невыполнимые условия допуска, нарушающие общепризнанные права человека и гражданина. Такие как требование жить и тренироваться вне своей страны в течение предыдущих двух лет. В итоге наша команда легкоатлетов практически в полном составе Игры пропустила, а сейчас этот критерий просто отменен. Выглядит это, мягко говоря, некрасиво.

 

Тем более, что еще в начале нынешнего года были составлены требуемые списки спортсменов, все атлеты были неоднократно проверены под контролем  британского антидопингового агентства, пробы забирались иностранными допинг-офицерами и направлялись в зарубежные лаборатории под полным контролем ВАДА. Практически все пробы дали отрицательный результат, однако этого все равно оказалось недостаточно, чтобы гарантированно чистых атлетов допустить к участию в международных соревнованиях. То есть, получается, что для ВАДА результаты ее же собственной деятельности не заслуживают доверия.

 

Вся эта ситуация, а особенно отстранение в полном составе нашей паралимпийской команды, вызвало в российском обществе большое возмущение. У людей есть очевидное недовольство теми необъективными решениями, которые принимаются в отношении нашего спорта.

 

Ситуация для поиска конструктивных решений и взаимодействия с нашими зарубежными коллегами усложняется  тем, что сегодня, к примеру,  в руководящих структурах и органах ВАДА, в различных комиссиях ВАДА нет ни одного представителя России. Что лишает возможности давать и получать объективную, своевременную информацию по всему комплексу вопросов, связанных с борьбой с допингом, в том числе в рамках одной отдельно взятой страны. Это, как минимум, странно в отношении России, которая является одной из ведущих спортивных держав мира. Также вы знаете, что на данный момент российское антидопинговое агентство лишено аккредитации ВАДА и не имеет возможности вести активную деятельность. Все функции – по руководству, планированию тестирования и забору проб в России осуществляют иностранные  допинг-структуры.

 

Однако мы убеждены, что на данный момент искусственно созданная для России внешняя система допинг-контроля, заменившая деятельность национальных антидопинговых структур, не может работать максимально эффективно. К примеру, за 2016 год силами зарубежных допинг-структур у российских спортсменов было взято  около 1500 проб. Согласно полученному нами проекту ВАДА на 2017 год предполагается, что таких проб планируется примерно 6000. Но этого совершенно недостаточно. В частности, РУСАДА при полноценной своей работе в год отбирало до 20 тысяч проб. Сейчас, при существующей схеме под тестирование попадают только атлеты уровня национальных сборных.

 

Те же, кто, к примеру, выступают в молодежных, юношеских, юниорских лигах и соревнованиях остаются полностью вне зоны допинг-контроля. И это огромная проблема. Раньше этим занималось РУСАДА. А сегодня мы не имеем возможности тестировать десятки тысяч спортсменов. Я прошу обратить на это особое внимание.

 

Потому что когда мы говорим о полноценной борьбе с допингом такая ситуация является совершенно неприемлемой. И как ВАДА планирует ее решать, если уже сейчас говорится о том, что UKADA, которой делегированы все полномочия, вряд ли сможет справиться с объемом в 6000 проб, не говоря уже о большем количестве, которое нам необходимо.

 

При этом  Россия, несмотря на столь существенный пробел в тех объёмах тестирования, которые готова взять  на себя предлагаемая нам внешняя система управления национальным антидопинговым агентством, ещё должна будет платить огромные деньги структурам ВАДА за планирование тестирования и проведение тестов. Речь, чтобы вы понимали, идет о сумме порядка 10 миллионов евро на будущий год. Это за упомянутые 6000 проб, которых явно недостаточно. Так почему в таком случае не решить оперативно вопрос с аккредитацией РУСАДА и возобновлении ее деятельности, тем более что агентство находится под полным контролем ВАДА? Что мешает это сделать?

 

Со своей стороны мы хотели бы обратиться к Вам, как к учредителям ВАДА, с просьбой оказать посильное содействие в скорейшем восстановлении полномочий национального антидопингового агентства и Антидопинговой лаборатории. Так как в противном случае, очевидно, что вести полноценную, нормальную борьбу с допингом просто невозможно.

 

Лишение их аккредитации уже привело к тому, что нашу паралимпийскую сборную отстранили от Игр в Рио, она до сих пор не имеет возможности принимать участие в международных соревнованиях и рискует пропустить теперь еще и Олимпиаду 2018 года в Пхенчхане. А предлогом для дисквалификации, как вы знаете, стало обвинение в том, что ПКР был не в состоянии обеспечить соблюдение допинговых правил. То есть, сначала ВАДА заморозило всю национальную антидопинговую деятельность  в России и ввела внешнее управление.

 

После этого МПК, ссылаясь на отсутствие в нашей стране должных инструментов допинг-контроля и на основании как минимум спорной и непроверенной информации из доклада Макларена, вводит беспрецедентные санкции, нарушающие основополагающие права человека и идущие вразрез с базовыми гуманитарными ценностями.

 

И здесь мы снова возвращаемся к тому, о чем недавно говорилось на Олимпийском саммите МОК. О необходимости реформирования всей мировой антидопинговой системы. ВАДА претендует на расширение полномочий, но не несет ответственность за деятельность подведомственных ей структур: ее деятельность непрозрачна, принятие многих решений носит кулуарный характер и становится инструментом для манипуляций, в том числе политического характера, а также  для создания и формирования конкурентных преимуществ.

 

Кстати, об ответственности. РУСАДА и российская антидопинговая лаборатория всегда находились под полным и постоянным контролем ВАДА. Всемирное антидопинговое агентство ежегодно в течение нескольких лет признавало их работу отличной и отвечающей всем требованиям.   

 

Именно на эту оценку мы, ОКР, и опирались в первую очередь, не имея никаких поводов и оснований усомниться в справедливости информации. А потом, в какой-то момент, выясняется, что ВАДА просто не несет никакой ответственности за одно из своих подразделений. Как это возможно?

 

Мы говорили об этом на Олимпийском саммите и полностью поддерживаем принятые там решения по реорганизации работы Агентства. Однако кроме этого хотелось бы обратить внимание еще на ряд моментов.

 

Мы считаем, что необходимо или пересмотреть полностью систему, лишив национальные антидопинговые агентства, международные федерации и оргкомитеты права планирования тестирования, закрепив его за ВАДА, или публиковать полную статистику отбора проб международными федерациями и оргкомитетами, показывающую соотношение  количества спортсменов к количеству отобранных проб, а также критерии для отбора пробы. ВАДА должна разработать более четкую и качественную систему проверки деятельности лаборатории на предмет соблюдения всех установленных стандартов. Кроме того, в целях обеспечения прозрачности деятельности аккредитованных лабораторий необходимо изменить правила анализа «пробы Б», разрешив проводить его в любой лаборатории по  усмотрению спортсмена. Требует значительного усовершенствования  и нынешняя система терапевтических исключений, разрешающая применение запрещенных препаратов по медицинским показателям.

 

Полным абсурдом выглядит ситуация, когда спортсмены с серьезными, порой хроническими заболеваниями, принимая запрещенные для других препараты, становятся Олимпийскими чемпионами и призерами. Причем это происходит все чаще и становится массовым явлением. Так скоро исключениями на соревнованиях станут здоровые атлеты. Разве к этому мы должны стремиться?

 

Считаем, что сейчас необходимо привести к единому стандарту выдачу международными федерациями и национальными антидопинговыми агентствами разрешений на терапевтическое использование запрещенных субстанций. На данный момент механизмы не стандартизированы и могут быть использованы для манипулирования.

 

Можно рассмотреть вопрос о создании Экспертного совета при МОК, который будет акцептовать подтвержденные или выданные терапевтические исключения на международном уровне. Кроме того, необходимо регулярно публиковать статистику терапевтических исключений по видам спорта и по странам соответствующих спортсменов. Обеспечивать всю эту работу должны квалифицированные профильные специалисты, их состав должен быть сбалансирован и включать представителей всех основных участников процесса, в том числе российскую сторону.

 

В целом, представительство ведущих стран и континентов в ВАДА уже давно совершенно непропорционально и имеет явный крен в сторону отдельных государств, которые и определяют политику агентства. На сегодня в комиссиях и подкомиссиях ВАДА, к примеру, у США – 17 представителей, у Канады – 12, у Китая – 2, у России – 0. Считаем, что здесь также необходимы существенные изменения. Непрозрачность деятельности ВАДА касается не только формирования структуры, но и, к примеру, критериев выбора тех или иных препаратов для включения в списки запрещенных или попадающих под мониторинг. На сегодняшний день в запрещенный список ВАДА входит огромное количество общетерапевтических средств, и с каждым годом это количество растет.

 

Критерии, указанные в Кодексе ВАДА, позволяют отнести любую субстанцию, как общеукрепляющую, так и общетерапевтическую к запрещенным в спорте. Поэтому существующие критерии необходимо пересмотреть, конкретизировав  «противоречие духу спорта» и усложнив процедуру и сами критерии, с целью устранения риска внесения в запрещенный список ВАДА средств, не имеющих отношения к допингу.

 

Показательной является и история с препаратом мельдоний, который был внесен ВАДА в список запрещенных без проведения всех необходимых исследований. Действие этого препарата до сих пор исследуется, но при этом без вины пострадали десятки спортсменов, которых сначала дисквалифицировали, потом восстановили в правах. Тем не менее, тень на их репутацию брошена, многие несколько месяцев провели в стрессе, не имея возможности нормально готовиться к соревнованиям, не понимая, что их ждет в будущем и за что их наказывают. Такая ситуация совершенно неприемлема.

 

Отдельная тема - экстерриториальность ВАДА и транснациональных коллекторских  допинг-агентств. От некоторых стран, например, от России, требуют полного открытия территории для тотального допингового мониторинга в любой точке. Другие государства просто запрещают проведение у себя допинг-контроля для иностранных акторов. Такая практика двойных стандартов только подрывает доверие к системе в целом.

 

Разделяя общую озабоченность нынешним состоянием дел в мировой антидопинговой системе, мы в то же время понимаем, что наша национальная система дала существенный сбой. И сейчас работаем над тем, чтобы перезапустить ее. Причем сделать это таким образом, чтобы она фактически могла послужить образцом новой универсальной антидопинговой модели. Да, мы открыты к сотрудничеству и готовы совместно решать любые вопросы, выстраивать общую систему в области борьбы с допингом".

 

http://www.allsportinfo.ru/index.php?id=106817

 
При полном или частичном использовании материалов
ссылка на www.armsport-rus.ru  ОБЯЗАТЕЛЬНА.
Copyright © Федерация Армрестлинга России
Яндекс.Метрика
Rambler's Top100